2019-10 A. Tkačenko

Латиница в славяноязычной традиции

Каким бы самобытным и самодостаточным язык ни был, необходимость интернационализации письменного языка очевидна. В русскоязычной культуре есть чем поделиться с миром, но до сих пор нет устоявшегося способа представления русскоязычных имён собственных, кроме подражания английскому или какому-нибудь другому фонетически отдалённому языку и нескольких схематичных ГОСТов, но единого стандарта по-прежнему нет. Поэтому языки бумажных документов, словарей, дорожных и уличных знаков не похожи друг на друга.

Варианты транслита


Популярно мнение, что латиница не приспособлена для передачи русского языка и что русские слова, написанные латиницей, — это ломаный язык. Поэтому в транслитерированных адресах среди русских названий возникают английские street, avenue и city. В то же время другие славяне — словаки, поляки или хорваты — используют слово ulica без перевода на английский, не испытывая дискомфорта.

ulica Nikole Tesle
Хорватия, Загреб / flickr

Для многих носителей русского языка латиница настолько тесно сплетается в восприятии с английским языком, что формы и закономерности, характерные английской орфографии, становятся образцом того, как должна выглядеть любая правильная запись латиницей. Это прослеживается в некоторых чертах популярных вариантов транслитерации имён собственных: например, -y на конце слов на месте , , -ий или -ый (*Valday, *Andrey, *Dmitry, *Mirny), потому что так принято в английском. Тем не менее русские слова, написанные таким транслитом (с сочетаниями zh, shch, kh), для англоговорящего по-прежнему не выглядят естественно.

Чтобы воссоздать подходящий для русского языка вариант латиницы, нужно отвлечься от шаблонов английского правописания. Ориентирами в этом могут служить языки славянской группы: чешский, словацкий, словенский — языки, отнюдь не лишённые обаяния.

Так же, как кириллица сохраняет свои черты, в каком бы из славянских языков она ни использовалась, так и латиница в славянских языках может сохранять единообразие, сближая эти языки.

Характерные черты

Значения большинства букв латиницы в славянских языках привычны и самоочевидны, но некоторые особенности выделяют её среди письменностей европейских языков и определяют её характерный облик.

č, š, ž

Это типичные обозначения ч, ш, ж, используемые в чешском, словацком, словенском алфавитах и в научной транслитерации русского языка. (Например, как в слове Lužniki в чешском написании.)

Надстрочный диакритический знак в этих буквах указывает на фонетическое сродство с согласными, над которыми он проставляется. В русском языке оно прослеживается, например, в чередованиях возитьвожу (z/ž), писатьпишу (s/š), улицауличный (c/č). На практике это означает, что во многих случаях прочтение без диакритики не приведёт к полной утрате смысла в контексте речи.

ŝ

Это обозначение щ в стандарте транслитерации кириллицы ISO 9, по форме и содержанию близкое к š, обозначающему ш.

j

Буква йот — стандартное обозначение звука [й]. По происхождению j — это вариант написания буквы i. Использование j для обозначения звука [ж] — отступление от канона, в некоторых современных языках оправданное по историческим причинам. В славянских языках j используется только в качестве [й].

y

В польском языке и диалектах чешского эта буква передаёт звук [ы]. (В литературной норме чешского эта буква передаёт непалатализирующее (иначе говоря, несмягчающее) [и], происходящее из более раннего [ы], сохранившегося в диалектах.)

ja, ia

Звуки, соответствующие буквам я, ё, ю, в славянских языках передаются как сочетание [й] + гласный: ja, jo, ju (как в имени Jan). После мягких согласных (где эти гласные утрачивают компонент [й]) в польском языке используются сочетания ia, iu, io. Примеряя сочетания, подобные ja и ia, к транслитерации кириллицы, можно рассматривать их как продолжение традиции старославянского письма, как в старославянской лигатуре .

h

В чешском и словацком языках звуки [ɦ] и [x] (близкие, но всё же разные) передаются как h и ch. Сочетание kh для обозначения характерного для русского языка звука [x] используется в языках, где за буквой h зарезервировано обозначение звука [h], произносимого иначе, чем русский звук [x]. В русском языке этого противопоставления нет, поэтому использование сочетания двух букв kh или ch для звука [x] избыточно.

c

Эта буква читается как [ц] во всех славянских языках, включая чешский, польский, словацкий и словенский (как в польских словах ulica, centralny). Сочетание ts для передачи звука [ц] используется в языках, где букве c по историческим причинам соответствует другой звук (как в английском или французском). Для русского языка отказ от c и использование вместо него сочетания двух букв неоправданно. Графическое сходство c, обозначающего звук [ц], и č, обозначающего звук [ч], тоже неслучайно — они связаны друг с другом исторически и фонетически. В русском языке часть c в заимствованиях из латыни тоже соответствуют ц.

ń

Такая запись используется в польском языке для обозначения мягких согласных, не предшествующих гласной (Poznań).

í, ý

Это долгие гласные, характерные для чешского и словацкого языков: dobrý den, Letní stadion, Průmyslový palác.

 
Эти особенности орфографии позволяют передать особенности фонетики славянских языков, и этим можно воспользоваться при транслитерации русского языка.

Nový translit

кир. лат. Примеры
а a Astrahań
б b Baikal, Borodino
в v Volga, Voronež
г g Gatčina
д d Dmitrov, Don
е je Jekaterinburg, Bologoje
e после согласных Peterburg
ё jo Jolkino
io после согласных Oriol, Koroliov
o после шипящих Vyšní Voločok
ж ž Žukovskí
з z Zelenograd
и i Ivanovo, Irkutsk
í i долгое, [и] в сочетании с гласным и вместо ий Troíck, Žukovskí
й j Joškar-Ola
i i краткое, [й] в конце слога Altai, Možaisk
к k Kaluga, Kazań, Kolomna
л l Lipeck, Ladoga
м m Moskva, Murmansk
н n Nižní Novgorod, Novosibirsk
о o Oriol, Orenburg
п p Pskov, Piatigorsk
р r Riazań, Rostov-na-Donu
с s Samara, Smolensk, Suzdaĺ
т t Tula, Tveŕ, Toržok
у u Uĺjanovsk, Ufa
ф f Fili
х h Habarovsk
ц c Novokuzneck
ч č Čehov, Čeboksary
ш š Kašira
щ ŝ Blagoveŝensk
ъ опускается Sjanovo
ь преобразуется в акут _́ над предыдущей нешипящей согласной Riazań, Tveŕ, Perḿ, Viaźma
опускается после шипящих Povolžje, Medvežjegorsk
ы y Syzrań, Čeboksary
ý y долгое, вместо ый Dolgoprudný
э è Ulan-Udè, Èlektrostaĺ
ю ju Južno-Sahalinsk
iu после согласных Tiumeń, Velikí Ustiug
я ja Jaroslavĺ, Krasnojarsk, Staraja Russa
ia после согласных Riazań, Briansk, Viaźma

Эти правила на практике — в онлайн-транслитерации.

i и j

Одна из особенностей русского языка — это высокая частотность фонемы [й] (представленной в буквах й, я, е, ё, ю) [1]. Её транслитерация во всех позициях в латинский j, учитывая его выносной подстрочный элемент, сделает текст визуально шумным и не похожим на славяноязычные тексты на латинице. В части случаев j можно заменить на i.

При транслитерации русского языка в сочетаниях с гласными i будет чаще играть роль i краткого: либо перед гласной как показатель мягкости предшествующей согласной (Briansk), либо после гласной как обозначение звука [й] (Možaisk). Для передачи звука [и] в сочетаниях с другими гласными (в позиции менее частотной и менее характерной для русского языка) воспользуемся í долгим (Trcktroika). (В некоторых европейских языках для обозначения раздельного прочтения пары монофтонгов используется диерезис (две точки над буквой, как в слове Citroën), но по сути здесь существенно само наличие диакритического знака.) Сочетания ий и ый тоже передаются графически лаконичными и фонетически близкими долгими гласными í и ý (Žukovskí, Dolgoprudný). В таком же обозначении они характерны для чешского и словацкого языков (dobrý den, Letní stadion, Průmyslový palác). (В то время как, например, сочетание yi скорее характерно для венгерского языка, принадлежащего другой языковой семье.)

Акут

Знак акута _́ (надбуквенный штрих) можно рассматривать как рефлекс скорописного надстрочного i как у мягких согласных (например, нь: nⁱń), так и у долгих гласных í и ý. С этой точки зрения выбор акута обретает дополнительный смысл. Акут над мягкими согласными также используется в польском языке (Poznań).

Акут часто используется для обозначения ударения, но в этой функции для него есть альтернатива — это подчёркивание ударной гласной или слога. Подчёркивание столь же однозначно считывается как требующее акцента и в ряде случаев удобнее акута: подчёркиванием можно объединить несколько букв, передающих один звук (как в названиях городов Vancouver и Montreux); оно не конфликтует с популярной в европейских языках надстрочной диакритикой; подходит для обозначения ударных слогообразующих согласных (как в чешском названии реки Vltava); и подходит большинству современных письменностей, в том числе консонантных.

ь и ё

В современном русском языке мягкий знак после шипящих не меняет их качества, поэтому при транслитерации в этой позиции он просто опускается. В показателе мягкости i перед гласными после шипящих тоже нет необходимости, поэтому ё после шипящих преобразуется не в io, а в o.

je, e, è

По логике трансформации йотированных гласных после мягких согласных (ja → ia), je после согласных превратилось бы в ie. Но в русском языке кириллическое е почти всегда смягчает предшествующую согласную, поэтому показатель мягкости i перед ней снимается как избыточный.

Отсутствие явного показателя мягкости учитывает и тот факт, что кириллическое е после согласных может передавать звук [э] (как в слове тест). Само это явление говорит о том, что носители языка во многих случаях не испытывают острой необходимости обозначать этот звук отдельной буквой. Поэтому при транслитерации кириллические е и э после согласных передаются буквами e и è, отличающимися только диакритическим знаком.


Эта система транслитерации, построенная на опыте письменностей западнославянских языков, имеет узнаваемый для носителей славянских языков облик. Она сохраняет большинство самоочевидных для латиницы правил, и её однозначность упрощает восприятие носителями других языков.

Эта система транслитерации с минимальной адаптацией также переносится на другие славянские языки, использующие кириллицу.

Применение транслитерации

Стоит ещё раз подчеркнуть, что система транслитерации не является переводом на английский или любой другой иностранный язык. Этот вариант латиницы — полноправная часть русского языка. Транслитерация не требует перевода каких-либо частей слова или фразы на другой язык.

Пражская ulice Letenská не становится *Letenská street, немецкий Frankfurt am Main не становится *Frankfurt on Main. Так же и улица Варварка остаётся ulica Varvarka, а не становится *Varvarka street, Ростов-на-Дону остаётся Rostov-na-Donu, а не *Rostov-on-Don. (И так же в сокращениях — ul. Letenská, ul. Varvarka.)

В тексте на иностранном языке, разумеется, уместно использовать традиционные нативные варианты названий, если они действительно существуют, такие как Moscow в тексте на английском или Moscou — на французском. Но подавляющее большинство названий, включая названия улиц, проспектов и большинства городов, не имеют подобных традиционных вариантов и не требуют словарного перевода какой-либо их части.