2019-10
A. Tkačenko (e-mail)

Nový translit, или латиница в славяноязычной традиции

Каким бы самобытным и самодостаточным язык ни был, необходимость интернационализации письменного языка очевидна. В русскоязычной культуре есть чем поделиться с миром, но до сих пор нет устоявшегося способа представления русскоязычных имён собственных, кроме подражания английскому или какому-нибудь другому фонетически отдалённому языку.

Для транслитерации русского языка существует несколько схематичных ГОСТов, но единого стандарта по-прежнему нет. Поэтому языки бумажных документов, словарей, дорожных и уличных знаков не похожи друг на друга.

Варианты транслита


Популярно мнение, что латиница не приспособлена для передачи русского языка и что русские слова, написанные латиницей, — это ломаный язык. Поэтому в транслитерированных адресах среди русских названий возникают английские street, avenue и city. В то же время другие славяне — словаки, поляки или хорваты — используют слово ulica без перевода на английский, не испытывая дискомфорта.

ulica Nikole Tesle
Хорватия, Загреб / flickr

Для многих носителей русского языка латиница настолько тесно сплетается в восприятии с английским языком, что формы и закономерности, характерные английской орфографии, становятся образцом того, как должна выглядеть любая правильная запись латиницей. Это прослеживается в некоторых чертах популярных вариантов транслитерации имён собственных: например, -y на конце слов на месте , , -ий или -ый (*Valday, *Andrey, *Dmitry, *Mirny), потому что так принято в английском.

Чтобы воссоздать подходящий для русского языка вариант латиницы, нужно отвлечься от шаблонов английского правописания. Ориентирами в этом могут служить языки славянской группы: чешский, словацкий, словенский — языки, отнюдь не лишённые обаяния.

Так же, как кириллица сохраняет свои черты, в каком бы из славянских языков она ни использовалась, так и латиница в славянских языках может сохранять единообразие, сближая эти языки.

Таблица соответствия

Основные принципы, определившие облик этой системы транслитерации — это соответствие славянской традиции письма, представленной в современных западно-славянских языках, экономия письма (в соответствии с этим принципом диакритические знаки используются для менее частотных вариантов) и фонетически приемлемая деградация письма в отсутствие диакритики.

кир. лат. Примеры
а a Astrahań
б b Baikal, Borodino
в v Volga, Voronež
г g Gatčina
д d Dmitrov, Don
е je Jekaterinburg, Bologoje
e после согласных Peterburg
ё jo Jolkino
io после согласных Oriol, Koroliov
o после шипящих Vyšní Voločok
ж ž Žukovskí
з z Zelenograd
и i Ivanovo, Irkutsk
í i долгое, [и] в сочетании с гласным и вместо ий Troíck, Žukovskí
й j Joškar-Ola
i i краткое, [й] в конце слога Altai, Možaisk
к k Kaluga, Kazań, Kolomna
л l Lipeck, Ladoga
м m Moskva, Murmansk
н n Nižní Novgorod, Novosibirsk
о o Oriol, Orenburg
п p Pskov, Piatigorsk
р r Riazań, Rostov-na-Donu
с s Samara, Smolensk, Suzdaĺ
т t Tula, Tveŕ, Toržok
у u Uĺjanovsk, Ufa
ф f Fili
х h Habarovsk
ц c Novokuzneck
ч č Čehov, Čeboksary
ш š Kašira
щ ŝ Blagoveŝensk
ъ опускается Sjanovo
ь ◌́ преобразуется в акут ◌́ над предыдущей нешипящей согласной Riazań, Tveŕ, Perḿ, Viaźma
опускается после шипящих Povolžje, Medvežjegorsk
ы y Syzrań, Čeboksary
ý y долгое, вместо ый Dolgoprudný
э e Ulan-Ude, Elektrostaĺ
ю ju Južno-Sahalinsk
iu после согласных Tiumeń, Velikí Ustiug
я ja Jaroslavĺ, Krasnojarsk, Staraja Russa
ia после согласных Riazań, Briansk, Viaźma

Эти правила на практике — в онлайн-транслитерации.

Мотивы и предпосылки

Для подавляющего большинства букв алфавита обозначения привычные и общие для большинства систем транслитерации. Все буквы следуют простым и общепринятым правилам.

č, š, ž — типичные обозначения ч, ш, ж, используемые в чешском, словацком, словенском алфавитах и в научной транслитерации русского языка.

ŝ — обозначение щ в стандарте ISO 9, по форме и содержанию близкое к š, обозначающему ш.

j — стандартное обозначение йота, звука [й]. По происхождению йот j — это вариант написания буквы i. Использование j для обозначения звука [ж] — отступление от канона, в некоторых современных языках оправданное по историческим причинам. В славянских языках j используется только в качестве [й]. В то же время латинская буква y в этой системе транслитерации используется только для обозначения звука [ы] и не конфликтует с j.

h соответствует звуку [x]. Сочетание kh для обозначения этого звука используется в языках, где за буквой h зарезервировано обозначение другого звука — [h], произносимого иначе, чем русский звук [x]. В русском языке этого противопоставления нет, поэтому использование сочетания двух букв kh для звука [x] избыточно.

c читается как [ц] во всех славянских языках, включая чешский, польский, словацкий и словенский. Сочетание ts используется в языках, где букве c по историческим причинам соответствует другой звук. Для русского языка отказ от c и использование вместо него сочетания двух букв неоправданно. Графическое сходство c, обозначающего звук [ц], и č, обозначающего звук [ч], тоже неслучайно — они связаны друг с другом исторически и фонетически. Кроме того, часть c в заимствованиях из латыни в русском языке тоже соответствуют ц. Поэтому, если отвлечься от всепоглотившего английского языка, латинская буква c для обозначения ц подходит лучше, чем сочетание ts.

í, ý — долгие гласные. При транслитерации русского языка i в сочетаниях с гласными чаще играет роль i краткого: либо перед гласной как показатель мягкости предшествующей согласной (Briansk), либо после гласной как обозначение звука [й] (Možaisk). Для передачи звука [и] в сочетаниях с другими гласными (в позиции менее частотной и менее характерной для русского языка) воспользуемся í долгим (Trcktroika). Сочетания ий и ый тоже передаются графически лаконичными и фонетически близкими долгими гласными í и ý (Žukovskí, Dolgoprudný). В таком же обозначении они характерны для чешского и словацкого языков (dobrý den, Letní stadion, Průmyslový palác). (В то время как, например, сочетание yi скорее характерно для венгерского языка, принадлежащего другой языковой семье.)


Знак акута ◌́ (надбуквенного штриха) можно рассматривать как рефлекс скорописного надстрочного i как у мягких согласных (например, нь: nⁱń), так и у долгих гласных í и ý. С этой точки зрения выбор акута обретает дополнительный смысл. Акут над мягкими согласными также используется в польском языке (Poznań).

Акут часто используется для обозначения ударения, но в этой функции для него есть альтернатива — это подчёркивание ударной гласной или слога. Подчёркивание столь же однозначно считывается как требующее акцента и в ряде случаев удобнее акута: подчёркиванием можно объединить несколько букв, передающих один звук (как в названиях городов Vancouver и Montreux); оно не конфликтует с популярной в европейских языках надстрочной диакритикой; подходит для обозначения ударных слогообразующих согласных (как в чешском названии реки Vltava); и подходит большинству современных письменностей, в том числе консонантных.

Для передачи я, ю, ё после мягких согласных (где эти гласные утрачивают компонент [й]) используются сочетания ia, iu, io (как в слове Riazań). Такая запись используется, например, в современном польском языке. Сочетания, подобные ja и ia, можно рассматривать как продолжение традиции старославянской кириллицы, как в старославянской лигатуре .

В современном русском языке мягкий знак после шипящих не меняет их качества, поэтому при транслитерации он опускается. В показателе мягкости i перед гласными после шипящих тоже нет необходимости, поэтому ё после шипящих преобразуется не в io, а в o.


Эта система транслитерации, построенная на опыте письменностей западно-славянских языков, учитывает характерные для славянских языков фонетические особенности. С одной стороны, такая запись хорошо узнаваема для носителей славянских языков, с другой стороны, её однозначность упрощает восприятие носителями других языков.

Эта система транслитерации с минимальной адаптацией переносится и на другие славянские языки, использующие кириллицу.

Применение транслитерации

Стоит ещё раз подчеркнуть, что система транслитерации не является переводом на английский или любой другой иностранный язык. Этот вариант латиницы — полноправная часть русского языка. Транслитерация не требует перевода каких-либо частей слова или фразы на другой язык.

Пражская ulice Letenská не становится *Letenská street, немецкий Frankfurt am Main не становится *Frankfurt on Main. Так же и улица Варварка остаётся ulica Varvarka, а не становится *Varvarka street, Ростов-на-Дону остаётся Rostov-na-Donu, а не *Rostov-on-Don.

В тексте на иностранном языке, разумеется, уместно использовать традиционные нативные варианты названий, если они действительно существуют, такие как Moscow в тексте на английском или Moscou — на французском. Но подавляющее большинство названий, включая названия улиц, проспектов и большинства городов, не имеют подобных традиционных вариантов и не требуют словарного перевода какой-либо их части.